14 апреля 1995
1117

Владимир Исаков: Мое мини-открытие Америки

В отличие от многих депутатов, за пять лет работы в парламенте так и не удосужился побывать в Соединенных Штатах Америки. То работы невпроворот, то государственный переворот... Да и не очень-то приглашали туда представителей оппозиции. Но сегодня в России "межсезонье" и нынешняя оппозиция, как знать... По этой ли причине или по какой другой, но моя фамилия оказалась в списке парламентской делегации, приглашенной изучить работу Исследовательской службы конгресса США, встретиться с американскими политиками и государственными деятелями.

Колесо Фортуны

Как и следовало ожидать, поездка началась с серии непредвиденных осложнений. Сначала потерялся дипломатический паспорт, пришлось срочно оформлять новый. Затем уже новый паспорт по неизвестной причине пролежал в МИДе до момента, когда оформлять визу было уже поздно. Американцы выправили вместо визы письмо за подписью консула, но уже в аэропорту при регистрации выяснилось, что на нем не оказалось самой главной печати. Короче, делегация Федерального Собрания улетела без меня.

Впору возвращаться домой, распаковывать чемоданы... Не больно-то и хотелось. Но первое апреля есть первое апреля. И после того, как печать чудесным образом шлепнулась на бумаги, разложенные прямо на багажнике автомашины, колесо Фортуны начало раскручиваться в обратную сторону. В рейсовом самолете, улетавшем пятью часами позже, нашлось для меня свободное место ("Награда за ваши мучения" - прокомментировал провожавший меня сотрудник "Дельты"). И вот я в воздухе. Невероятно, но факт: идущая под явный срыв поездка, похоже, все-таки состоится!

Первые впечатления

Самолет авиакомпании "Дельта" - часть американской территории, а окружающие меня пассажиры - почти поголовно американцы. Так что изучение Америки можно начинать прямо с самолетного кресла.

Понемногу приглядываюсь к попутчикам. Они расположились в креслах кто как, для удобства скинув обувь. Несмотря на все старания, не обнаруживаю среди них ни Рэмбо, ни писаных красавцев, которых так любят показывать в телефильмах и на глянцевых обложках журналов. Обычные люди. О чем-то беседуют, читают, смотрят видеофильм. Молодежь собралась в уголке, рассказывают что-то веселое, смеются.

В дороге, да еще среди своих, американцы быстро теряют официальный дипломатический вид. Ведут себя просто, без претензий. Хотел написать "совсем, как наши"... нет, не совсем. Несомненно, они более общительны, раскованны. Но самое главное - между ними не чувствуется натянутости, настороженности - "нерва". Нет и вычурного наглого "выпендрежа", отличающего наших скоробогачей... Вошедшая в кровь и не нуждающаяся в рекламе уверенность граждан самой мощной в мире державы.

Стюардесса оборудует меня подушечкой, пледом, приносит наушники и набор дорожных принадлежностей, беспрерывно предлагает перекусить и утолить жажду. Маленькая деталь: замечаю, что в салфетке прострочена петелька, чтобы во время еды ее можно было прицепить за пуговицу. Мелочь, конечно, но характеризует подход к делу: все для пассажира.

Уют и удобства для одних - тяжкий труд для других. Четыре стюардессы, обслуживавшие наш салон, мне показалось, за девять часов полета так и не присели ни разу. Постоянно что-то разносят, убирают, собирают, откликаются на малейшую просьбу. (Когда мне понадобилась ручка, чтобы написать эти заметки, стюардесса немедленно принесла свою). И все это - без тени раздражения, с любезной улыбкой. Подумалось: почаще бы посещали улыбки наши хмурые и усталые лица...

Тесен мир, вот и в этом самолете оказался знакомый: Деннис, сотрудник посольства США. Был у нас в Думе, встречались на приемах. Возвращается в отпуск на родину. Пошутил: другие летают отдыхать за границу, а дипломаты - домой. Любезно пообещал помочь с оформлением документов в Нью-Йорке.

Крутится, крутится колесо Фортуны!

Дорожные размышления

Совершенно очевидно, что распад СССР американцы рассматривают как свою крупнейшую стратегическую победу, причем достигнутую бескровно, без единого выстрела. Президент Буш, а затем президент Клинтон прямо назвали это победой в холодной войне. Ельцину пришлось выкручиваться: дескать, это не было победой в войне, от краха коммунизма (читай - СССР) выиграли все.

Ну уж, дудки! Американцы не такие дураки, чтобы обмануться на тот счет, чья тут победа, а чье - поражение. Выступая перед узким кругом журналистов, бывший госсекретарь Джеймс Бейкер откровенно признал: "Мы тоже приложили руку к развалу СССР."

Ныне усилия правительства США направлены на то, чтобы закрепить достигнутый успех: не допустить "срастания" частей бывшего СССР, притупить или повыдергивать вовсе у России ядерные зубы, поддержать "реформы" гайдаровского типа, ведущие к ликвидации наиболее ценной части российского научно-технического потенциала.

Все это хорошо известно, об этом не раз писалось в патриотической прессе, а в последнее время - и в правительственной тоже. Но очевидно также, что у этой политики есть ограничения, которые чем дальше, тем больше начинают заужать ее коридор.

Во-первых, поддерживая непопулярную в России "реформу", американцы принимают на себя часть вины за ее последствия. Обывательское сознание, не склонное к самоанализу, вообще склонно во всем винить внешние силы и американцы как будто специально напрашиваются на роль "злодея".

Во-вторых, поддерживая и продвигая "реформаторов" типа Гайдара, Чубайса, Козырева, американцы дают повод для обвинений в прямом вмешательстве во внутренние дела России. Многим начинает казаться, что "господа реформаторы" сидят в своих креслах исключительно потому, что их поддерживают США.

В-третьих, оголтелая пропаганда американских ценностей, американского образа жизни на радио и телевидении вызывает уже не восхищение, а отторжение. Будто у нас уж и своего ничего не осталось.

В-четвертых, взяв на себя роль судьи в очень сложном и быстро меняющемся российском политическом процессе, но не понимая его до конца, американцы очень часто оказываются в плену своих собственных "застойных" стереотипов. И этим вызывают раздражение у всех.

В-пятых, поддерживая Ельцина с его командой, американцы вынуждены все время демонстрировать двойные стандарты: говорить о правовом государстве - и закрывать глаза на явные беззакония, творящиеся в России, проповедовать принцип разделения властей - и мириться с тем, что в России восстанавливается диктатура. Подобная политика ставит американскую администрацию в двусмысленное положение перед своим собственным народом, вызывает недоумение и критику со стороны его образованной и мыслящей части.

И самое главное: политика управляемого разрушения России бесперспективна по своим конечным целям. Ибо у России и ее народа, я в этом убежден, найдутся силы принять исторический вызов. Преодолев полосу кризиса, Россия в конце концов займет достойное место среди других народов и стран.

Нью-Йорк - Вашингтон

Подлетаем к Нью-Йорку. Яркий солнечный день, на небе - легкие облака. Пассажиры прилипли к иллюминаторам: ахи, охи. Небывалая удача даже для опытных путешественников - увидеть Нью-Йорк в ясный солнечный день.

С высоты Нью-Йорк впечатляет. Гигантский мегаполис раскинулся на островах, соединенных между собой шоссе, мостами, эстакадами. Насколько глаз видит - ровные линии в основном 1-2 этажных домов. Лишь где-то вдалеке, почти у горизонта, серая щеточка вздыбившихся небоскребов.

Совершаем разворот над пронзительно синим, почти бирюзовым океаном и садимся в аэропорту имени Кеннеди. Самолет долго катит по рулежным дорожкам и, наконец, причаливает к огромному, раскинувшемуся на десятках гектаров, аэровокзальному комплексу.

К двери присасывается телескопический рукав, пассажиры бодро устремляются к выходу. Мимо нас проходит экипаж самолета: стюардессы все как одна тянут багажные тележки с нагруженными на них громадными чемоданами - отовариться в России при нынешнем курсе рубля к доллару - дело выгодное. Маленькая иллюстрация на тему большой политики.

Стою в длинной очереди в иммиграционную службу. Кто-то трогает за рукав. Деннис! Оказывается, он не один - с женой и пятью детьми, причем младший совсем мал - играет погремушкой в детском стульчике. Тем не менее, проводив семью, Деннис возвращается и принимается за мои проблемы.

Долго объясняемся с иммиграционным чиновником, показываем документы, предъявляем печати. Тот уходит к начальству. Через открытую дверь видно, что тот начинает звонить еще более высокому начальству... В общем, все, как у нас.

Наконец, иммиграционный чиновник появляется и по его широкой улыбке видно: разрешение получено. Начинается заполнение многочисленных журналов и бланков. Деннис показывает на часы - у него свой самолет - и прощается. Спасибо! И надеюсь, до встречи в Москве.

Ступив уже признанным законом полноправным российским гражданином на землю Америки, бреду улицами и переулками разноязыкой аэровокзальной деревни, разыскивая рейс на Вашингтон. Слышу родную речь, пытаюсь объясниться, узнать телефон посольства. Мужчина нехотя достает записную книжку. Телефона нет - пошел дальше.

Наконец, разыскиваю галерею номер 23, возле которой нахожу своих нелюбезных соотечественников. Оказывается, летим в Вашингтон одним рейсом. Завидев меня, они отворачиваются. Да, ребята, нам еще долго учиться у американцев коллективизму...

В самолет внутренней линии проходим как на речной трамвай - формальности минимальные. Внутри все знакомо - те же два ряда кресел, тот же неброский аэрофлотовский сервис. Единственное отличие - в спинке переднего кресла, кроме столика, утоплена ручка радиотелефона. Можно разговаривать хоть со всем миром. Разумеется, если есть кредитная карточка.

Короткий мощный разбег, разворот над океаном - и самолет берет курс на Вашингтон.

Вашингтон с высоты Государственной Думы

Что делают путешественники, прибывшие на место в субботу вечером, когда все учреждения закрыты? Ну конечно же, идут осматривать город!

Центр Вашингтона, столицы Соединенных Штатов, застроен в подчеркнуто сдержанном административном стиле, напоминающем наш Дворец Съездов в Кремле (вкусы чиновников, как видно, не зависят от расстояния: уменьшенную копию Дворца съездов я обнаружил в свое время в Нижегородском Кремле). Сами американцы считают Вашингтон серым, скучным и в целом нетипичным для Америки городом.

На этом фоне, безусловно, выделяются здание Конгресса Соединенных Штатов Америки, корпус Библиотеки конгресса, Верховный Суд и некоторые другие исторические здания, выстроенные в помпезно-классическом стиле. Но именно "в стиле", наводящем на мысль, что великая держава испытывала в свое время комплекс неполноценности, старалась казаться "солиднее", "не хуже других", и подражала в меру сил и способностей Старому Свету. Но эти движения души, застывшие в камне архитектуры, так и остались декорациями. Красивыми, даже величественными, но - декорациями. Хочется взять ржавый гвоздь и немного поцарапать их, слегка прохудить, чтобы придать им большую историческую правду.

Тоска по прародине, Англии, чувствуется и в архитектуре частных домов - узких высоких окнах, башенках, чугунных крылечках, вычурных кирпичных фасадах. Но даже в центре Вашингтона они густо перемежаются прагматичными американскими коробками без всяких признаков архитектурной мысли.

В тротуары на перекрестках улиц вделаны покатые цементные лотки для спуска и въезда инвалидных колясок. Кампания в защиту прав инвалидов в Америке, к счастью, не ограничилась провозглашением лозунгов и парой-тройкой сочувственных статей в журналах. Об инвалидах здесь заботятся по-настоящему.

Постепенно темнеет. В организованном порядке, как положено солидной делегации, отправляемся на ужин. Путь лежит через квартал правительственных зданий. Тихо. Пусто. Исключительно чисто. Окна многих правительственных зданий освещены - за ними кипит поздняя работа.

Видимо, чтобы познакомить нас еще с одной стороной американской жизни, ужинать нас привели... на вокзал. Вокзал действующий, но чистота - изумительная. Белый мрамор, фонтаны, зелень в кадках. Много людей, которые никуда не едут, а просто пришли сюда отдохнуть. Играют дети. Нечто вроде общедоступного общественно-культурного центра.

Внутри вокзала - ресторан под несколько претенциозным названием "Америка". Поднимаемся на второй этаж, занимаем места. С интересом осматриваюсь. На панелях у потолка здания - картинки из истории транспорта, от телеги до наших дней. И среди них - рогатый шарик первого искусственного спутника Земли. Приятно, черт возьми, что мы присутствуем в памяти Америки не только беспробудным распутинским пьянством и бесчинствами своих многочисленных диктаторов.

Первые два-три дня в новой стране восприятие особенно обострено. Для меня самое интересное - люди. Ресторан (он идет амфитеатром вокруг всего вокзала) почти полностью заполнен народом. Несмотря на громкое название, по большому счету, это не очень престижное заведение, скорее забегаловка. Поэтому народ выглядит просто, без претензий. За столиками - небольшие компании, 4-6 человек. Многие прихватили с собой детей. Пьянства и обжорства не наблюдается - люди пришли просто поболтать, отдохнуть. Кстати, курение категорически запрещено. Нарушителя запрета тут же предупредят, а на второй раз придется иметь дело с полицией.

На доступных примерах стараюсь проникнуть, насколько могу, в психологическую палитру взаимоотношений американцев между собой. Ну вот, например. Официанты, которые нас обслуживают - молодые девчата и парни - действуют быстро, по-деловому, но без тени какого-либо заискивания или, напротив, высокомерия. Старший официант (по-видимому, бригадир) "распасовывает" свою команду двумя-тремя словами, кивком головы, но опять же спокойно, уважительно, без всякого намерения подчеркнуть свое руководящее положение. Похоже, что это общий устоявшийся стиль: "Я тебя уважаю, поэтому ты меня уважаешь".

Среди тех, кто нас обслуживает, есть и явно некоренные американцы - мексиканцы, азиаты. У них, насколько я знаю, иные традиции, другой менталитет. Но и они с видимым удовольствием включились в великую американскую игру - уважительное отношение друг к другу и вообще к достоинству другого человека.

Забегая вперед, скажу: из всего, что я увидел за эти дни в Америке, я острее всего завидую именно этому. Материальное богатство, магазины, комфорт, чудеса электронной техники - дело, как говорится, наживное. Были бы деньги, а еще лучше - руки и голова. Но вот внутренний настрой человека, его социальное самочувствие не купишь ни за какую цену, не импортируешь вместе с компьютерами и жвачкой. Сколько времени нам потребуется, чтобы решить ту же самую задачу?

Фабрика информации

Исследовательская служба конгресса США, по приглашению которой мы приехали - это гигантская кухня для прокручивания, выпаривания и приготовления блюд из информации, непрерывно поступающей со всего света.

Как нам с гордостью сообщили, ИСК выполняет 600 тысяч заявок в год - около 2 тысяч ежедневно! Заявки поступают, как правило, по телефону на один из диспетчерских электронных постов. Диспетчер (на эту должность принимаются только лица с высшим образованием) делает первичную оценку и классификацию запроса и загоняет его в компьютер. Вопросы информационного характера тут же отправляются в справочную службу, заявки на аналитические исследования - исследователям-аналитикам. В зависимости от сложности вопроса, заявка выполняется в течение нескольких минут, часов или дней.

Сотрудники ИСК гордятся своей службой (лучшая, по их мнению, имеется только в ЦРУ) и не только не увиливают от работы - ищут ее. Если сенатор или конгрессмен длительное время не обращается в ИСК, с ним или его помощником обязательно встретятся: "Вы недовольны нашей работой? Вы нам не доверяете?" И чаще всего выясняется, что человек просто недостаточно знает весь набор услуг и возможностей ИСК.

На этом конкретном примере можно увидеть секрет процветания Америки. Он прост, и вам откроет любой американец: мы - самая трудолюбивая нация после, может быть, японцев. Как работаем, так и живем.

ИСК тщательно поддерживает имидж независимости, непартийности и профессиональной объективности. Сотрудник, который попытается навязывать свои собственные взгляды и оценки, в ней просто не удержится. Каждый подготавливаемый материал проходит тройной контроль на предмет того, чтобы в нем был отражен полный спектр взглядов на проблему. Раскладывая перед парламентариями "пасьянс" вариантов, ИСК как бы говорит: мы свою работу сделали, дальше ваша работа - решайте.

Этический кодекс (есть и такой) запрещает ИСК выполнять исследования в поддержку (или в опровержение) определенной точки зрения, собирать и распространять информацию о самих членах конгресса США, оказывать им какую-либо помощь в предвыборной борьбе. Быть рядом с политиками - и оставаться вне политики? Оказывается, что такое возможно.

Достаточно подробно нас познакомили с новейшими компьютерными системами обработки и передачи информации. Это слишком специальная тема, чтобы обсуждать ее на ходу. Скажу лишь, что заимствование опыта здесь не только не повредит, но, несомненно, пойдет нам на пользу.

Театр абсурда

За границей особенно остро осознаешь, в какой сумасшедший дом превратили мою собственную страну.

Радио и телевидение беспрерывно мусолят один и тот же вопрос: состоятся выборы или нет? При этом совершенно неважно, кто говорит и что говорит, но необходимо, чтобы эта тема обсуждалась непрерывно, до посинения, до появления (по выражению Ярослава Гашека) "сияния вокруг пупка".

У любого нормального человека подобный вопрос должен вызвать здоровую реакцию недоумения: а что, собственно, случилось? Война, эпидемия, мор? На Россию напали враги или от нее отвернулись друзья? В стране уже некого выбирать или, наоборот, уже выбрали всех? По какой такой причине выборы могут быть отменены?

Прямого ответа на этот вопрос никто не дает, более того, его никто не ставит, ибо даже постановка такого вопроса обнаруживает полный маразм и абсурдистику ситуации. Никто не смотрит в корень, но все активнейшим образом гадают, будут выборы или нет, или развлекаются (как В.Шумейко), по нескольку раз на день меняя оттенки своей позиции.

Из этого спектакля абсурда вытекает только один нормальный вывод: беспрерывное обсуждение возможности отмены конституционных выборов есть специально раскручиваемая акция, цель которой - возбудить общественное мнение, приучить людей к мысли, ЧТО ВЫБОРЫ МОГУТ БЫТЬ ОТМЕНЕНЫ. И чем больше радио и телевидение ерничают на эту тему, тем легче это будет сделать: ну вот, предсказание сбылось, а шок мы уже давно пережили... Точно так же в свое время приучали к мысли о необходимости разгона Съезда, о возможности принятия Конституции неконституционным путем. Первую скрипку в этом позорном спектакле, без сомнения, играют телевидение и радио, развернувшие настоящую психологическую войну против собственного народа.

У спектакля (мы убедились в этом в Вашингтоне) есть немало зарубежных зрителей, внимательно наблюдающих за развитием политической драмы на российских подмостках. Не было практически ни одной встречи, где нам не задали бы вопроса: состоятся ли в России выборы, а если состоятся, то кто на них победит? Из реакции американцев на наши ответы следует однозначный вывод: демагогия о том, что "ради спасения демократии" надо отменить или перенести выборы, вызывает у них неприятие и настороженность. Там по-прежнему поддерживают российских "демократов", но в то же время хорошо понимают: хрупкий и ненадежный социальный мир может быть взорван отменой выборов. И намекают: Ельцину в этом случае не стоит рассчитывать на их поддержку.

Здание на Капитолийском холме

Из Мэдисон-центра, в котором расположена Исследовательская служба, по подземному тоннелю, минуя два поста охраны, переходим в сердце и символ американской демократии - здание конгресса США.

Сегодняшний конгресс - это гигантский комплекс зданий, соединенных подземными коридорами и даже маленьким служебным метро. Его центральная часть - здание на Капитолийском холме - сравнительно невелико. В нем располагаются залы заседаний палат, кабинеты лидеров большинства и меньшинства, помещения нескольких важнейших комитетов. Кабинеты сенаторов и конгрессменов, многочисленные обеспечивающие службы вынесены в соседние вспомогательные здания.

Американский Капитолий ежедневно открыт для посещений - такова незыблемая традиция американской демократии. И он действительно "под завязку" заполнен народом. Стайками пробегают школьники. Щелкая фотоаппаратами, неторопливо шествуют пожилые супруги. Каждый американец в возрасте до 12 лет, сообщили нам, обязательно посетит Капитолий.

Конечно, для службы охраны, уборщиц, лифтеров это далеко не маленькая нагрузка. Но она окупается тем, что каждый гражданин США может запросто "потрогать власть руками". Не потому ли она пользуется в Америке куда большим влиянием и авторитетом, чем в России?

(Подобная идея, кстати говоря, вынашивалась и в Государственной Думе. Депутаты предлагали устроить "день открытых дверей": пригласить студентов, школьников - в первую очередь тех, кого судьба обделила теплом семьи и вниманием родителей. Прочитать им лекцию, дать посидеть в депутатском кресле, понажимать "самые важные" кнопки, угостить их в "привилегированном" депутатском буфете... Вроде бы никто не возразил, но никто и не поспешил взять на себя дополнительную обузу. К сожалению, об идее постепенно забыли.)

В стенах Капитолия чувствуешь себя участником великолепно поставленного спектакля:

- Вот это - исторический зал Сената. В нем целы, горят начищенной медью кувшины, в которые темпераментные южане сплевывали табачную жвачку во время своих жарких споров с северянами.

- А это - огромное полотно, изображающее морскую батальную сцену. Приглядитесь повнимательнее: у всех фигур на картине - одинаковые лица. В свое время у конгресса не хватило денег, чтобы заплатить художнику за работу. И тот в отместку и в напоминание о долге нарисовал всем фигурам на картине одно и то же - свое собственное - лицо.

- А вот это - сценка явно не для широкого зрителя. Заглянув в зал заседаний верхней палаты, мы увидели единственного сенатора, изливавшего поток своего красноречия... перед включенной телекамерой. По правилам Сената и одного человека достаточно, чтобы был кворум и заседание считалось действительным. А остальное - дело техники: тщательно выверенный ракурс съемки (это было видно на мониторе) создавал иллюзию присутствия большой, внимательно слушающей аудитории.

Прозвенел звонок и вскоре конгрессмены, как школьники на переменке, высыпали на лужайку перед Капитолием. Вокруг каждого тут же образовался кружок слушателей. Общение с избирателями - дело святое. Ради этого прервут самый интересный разговор, оставят самого важного собеседника. Имея округа примерно нашего размера (80-140 тысяч голосующих), конгрессмен не сочтет за труд встретиться с каждым, кто к нему обратится, обстоятельно ответит на письмо избирателя. Ибо даже мимолетная встреча приносит известность, влияние, поддержку, новые голоса на выборах.

Практически все, с кем мы встречались, подчеркивали самостоятельность и независимость конгресса - в плане финансов, информации, внутренней и внешней политики, международных контактов. Обе ветви власти в США действительно равноправны, а в некоторых отношениях представительная власть имеет даже некоторый перевес. Например, администрации президента США и не снилось ничего похожего на Библиотеку конгресса (80 миллионов единиц хранения) - учреждение не общенационального, а мирового значения. Но в этой библиотеке с удовольствием обслужат любого посетителя, в том числе, разумеется и президента США.

В исторической ретроспективе взаимоотношения президента и конгресса складывались не всегда гладко и весы "разделения властей" иногда надолго выходили из равновесия. Но до такого, чтобы из танков по парламенту - не доходило никогда.

Нынешняя российская модель власти в немалой степени заимствована у американцев. Но мы не взяли или намеренно упустили главное: уважение к правам и прерогативам "партнера", умение "играть" в рамках закона. Как далеки мы на самом деле и от демократии, и от разделения властей, и от правового государства! В России всегда правила (а сегодня более, чем когда-либо) олигархия. Институты открытости, гласности, демократического парламентского контроля для нее - ненужная обуза и угроза ее всевластию. Брать без спроса, воровать без счета и ни перед кем ни за что не отчитываться - таков привычный для нас способ управления. Сколько же еще предстоит пережить России, прежде чем она выстрадает достойную себя систему власти?

Республиканцы и демократы

Мы застали Вашингтон не только в момент цветения сакуры, но и в период важной перемены политического климата. После нескольких десятилетий безраздельного господства демократов к власти в обеих палатах конгресса пришли республиканцы.

Различие между демократами и республиканцами не очень просто объяснить в привычных нам терминах, поскольку в главном - защите могущества Америки, укреплении ее влияния в мире - они, безусловно, едины. Но вот средства и методы выбирают для этого разные.

Демократы - в большей мере "социалисты": выступают за социальные программы, поддержку малоимущих, расширение государственной медицинской помощи. В богатой процветающей Америке около 40 миллионов граждан не имеют никаких видов медицинской страховки и, стало быть, в случае болезни не смогут воспользоваться помощью врача. (Это к вопросу о том, не слишком ли мы торопимся упразднять общедоступную государственную медицину, превознося до небес страховую. Даже в богатой Америке медицинская страховка доступна далеко не всем).

Республиканцы - в большей степени "рыночники", выступают за сокращение социальных программ, налогов, государственного вмешательства в экономику. Их принцип: "спасение утопающих - дело рук самих утопающих".

Главный предвыборный лозунг республиканцев: государство прожорливо и неэффективно, его надо сократить. На обывательском уровне он встречает полное понимание: бюрократов в Америке не любят так же, как и у нас. Но вот что характерно: придя к власти, республиканцы не стали ломать и крошить все подряд, как это случилось у нас в 1991 году. Не такие дураки. Заключая свой "Контракт с Америкой" (так называется их программа), республиканцы наметили достаточно продолжительный срок - семь лет - к концу которого обещают продемонстрировать первые позитивные плоды своей деятельности.

Республиканцы - сторонники "жесткой линии" и во внешней политике. Они считают, что за время правления демократов военная мощь Америки недопустимо ослабла. Как и основатели Америки, они исходят из принципа: "Бог создал людей, а полковник Кольт сделал их равными". А потому быть сильным, вооруженным - лучшая гарантия для защиты американских интересов.

Оказавшись отторгнутыми от власти, американские демократы ведут себя, по крайней мере внешне, достаточно спокойно. Никто не впал в истерику, не вопит "демократия погибла" и "нам нет альтернативы", не пытается замахнуться топором на Конституцию, которую в Америке, кстати, чрезвычайно уважают. Опытная, зрелая демократия не делает из случившегося трагедии: "Хотите рулить? Пожалуйста. Но "цыплят по осени" будем считать вместе. Вот тогда и поговорим, кто лучше управляет страной".

Почему демократы проиграли, а республиканцы победили? Конкурс на самое короткое и простое объяснение выиграла госпожа Барбара Тернер: "Демократы засиделись. Люди от них устали. Многим просто хочется, чтобы "команда" у власти поменялась".

Американский федерализм

Россия и Америка во многом несхожи, но есть и то, что нас несомненно объединяет - федеративное государственное устройство. Поэтому, позавтракав, с утра пораньше загружаемся в синий школьный "бус" и отправляемся в Ричмонд, штат Вирджиния, изучать американский федерализм.

Через 60 минут звоночек напоминает: время сделать перерыв. Выходим размять ноги и тут впервые за всю поездку программа дает сбой: после "перекура" отдохнувший вместе с нами автобус не хочет заводиться. Шофер-негр давит на стартер, мотор уныло воет - безрезультатно. Российская инициатива "подтолкнуть" вежливо отклоняется. По радио (оно есть в каждом автобусе) вызывается замена, а пока - брифинг на свежем воздухе.

Чуть более двух столетий назад, напомнили нам, США возникли как конфедеративное государство. 13 штатов, собравшиеся в мае 1776 года на конгресс в Филадельфии, объединились для единственной цели - противостояния торговому и военному гнету Англии, о чем объявили в "Декларации независимости". Возникшее федеральное правительство было слабым, с трудом справлялось с задачами военного времени. Это подтолкнуло к более тесному объединению, завершившемуся принятием в 1787 году Конституции Соединенных Штатов Америки.

Вся последующая история США - пример постоянной централизации государственных функций, движения от разрозненности к единству. Попытка "парада суверенитетов" со стороны южных штатов закончилась в свое время гражданской войной...

Мощным локомотивом укрепления единого централизованного государства стал Верховный Суд США, который, будучи независимым от других государственных органов, давал такое толкование Конституции, которое добавляло все новые и новые полномочия к компетенции общефедеральных органов. А с Верховным Судом в США никто спорить не посмеет, даже президент.

Сегодня США - сильное централизованное государство. Тем не менее там при всяком удобном случае вспоминают и подчеркивают его федеративную природу. У дверей каждого конгрессмена вы обнаружите два флага - флаг США и флаг штата, от которого он избран. Здание на Капитолийском холме буквально заставлено бронзовыми фигурами "лучших людей" - подарками штатов США. В любом мало-мальски значимом учреждении - галерея флагов всех штатов. В США помнят и чтут свою историю...

Ричмонд, столица штата Вирджиния, выглядит поскромнее и победнее, чем столица. Здания не блещут изысканностью, а на глаза то и дело попадаются промышленные технологические "коробки". Причину этой скромности нам вскоре объяснили: в США штатам по Конституции запрещено иметь бюджетный дефицит (то есть делать долги от имени государства) и хочешь не хочешь - приходится жить по средствам, в рамках имеющихся бюджетных ассигнований.

Хотя отдельные штаты США имеют определенный национальный колорит (Луизиана, например, франкоязычный штат), отцы-основатели США поступили достаточно мудро, что не связали государственное устройство страны с национальной спецификой. В США нет "французской", "негритянской", "мексиканской" или "индейской" автономных республик, хотя все эти национальности присутствуют в достаточном количестве, а кое-где даже преобладают. А в остальном, проблемы американского федерализма очень похожи на наши - налоги, бюджет, распределение компетенции между местными органами и федеральными властями.

Ничто не ново под Луной. Оказывается, в Соединенных Штатах еще двести лет назад была опробована "одноканальная" система налогов - передача налоговых платежей снизу вверх, от низших - к высшим. И с треском провалилась - денег передавать никто не стал. На собственном примере в США убедились, что каждый уровень государственного управления должен иметь свои источники доходов, финансовую самостоятельность, и с тех пор подобных экспериментов больше не повторяли.

Нас же не только чужой, но и собственный опыт ничему не научил. В 1991 году Б.Ельцин, в одностороннем порядке перейдя на одноканальную систему налогов, развалил финансовую систему СССР. А сегодня его опыт пытаются творчески применить "борцы за суверенитеты" в субъектах Российской Федерации...

В США пруд пруди анекдотов о русских. Рассказывают, например, о предприимчивом русском, который, паркуя машину в неположенном месте, берет квитанцию штрафа на соседней машине и подсовывает себе под "дворник". Тому придет второй штраф, а ему - ни одного.

Есть и русские анекдоты об американцах. Один из них (впрочем, как и первый анекдот, это чистая правда) повествует о том, как русская семья принимала в гостях американцев. Отведав украинского борща и сибирских пельменей, те взмолились: "Нам бы что-нибудь попроще, например, бутерброд".

Прощальный ланч с депутатами Законодательного собрания штата Вирджиния был выдержан в строго американском стиле: бутерброд в пластмассовой коробочке и "пепси".

Беседы на Потомаке

"Как вы относитесь к расширению НАТО? Откуда ваша уверенность, что таким образом можно укрепить безопасность в Европе?" - как бы нам ни хотелось обойти "острые углы", но в беседах с официальными лицами мы вынуждены были поднимать и эту тему.

- Советский Союз, а затем Россия пошли на беспримерный шаг во имя безопасности и ослабления военного противостояния в Европе - вывели свои войска из Германии, Польши, Венгрии, Чехословакии, республик Прибалтики. Причем в кратчайшие сроки и практически безо всяких политических условий. И что в итоге? России не только никто не сказал "спасибо", напротив, ее пуще прежнего клянут на всех международных перекрестках, а образовавшийся "вакуум" тут же заполняют войсками НАТО, передвигая их к самым нашим границам. Соответствует ли это нормам международного права? Неужели вы не видите, что ваши действия разрушают атмосферу доверия между нашими странами? Неужели не понимаете, что результатом может стать новый виток гонки вооружений?

Ответы американцев не отличались большим разнообразием: "НАТО - блок оборонительный. НАТО никому не угрожает, его задача - оберегать демократию и стабильность. Не беспокойтесь, расширение НАТО не будет резким и быстрым..."

Короче, разговор слепого с глухим. Могу понять американцев, которые в сложившейся ситуации устраиваются, как им удобнее, без особых церемоний обеспечивая собственную безопасность за наш счет. Вполне понимаю бывших друзей по "социалистическому лагерю": пуская слезу, они пытаются поиметь с Запада разные экономические, политические и военные дивиденды. Изображать Россию врагом им сегодня выгодно. Но не могу понять тех, кто допустил эту ситуацию. Как можно было оставлять рубежи, не обеспечив хотя бы нейтралитет со стороны сопредельных государств? Неужели не хватило ума договориться хотя бы о неразмещении там иностранных войск? Кто виноват, что так бездумно, бездарно были утрачены стратегические преимущества России, завоеванные ценой миллионов жизней?

Вернемся к себе?

Лицом к лицу лица не разглядеть. Стоило забраться на другой берег океана, чтобы по-новому взглянуть на наши собственные российские проблемы.

Смешно и нелепо копировать чужую экономику, чужую культуру, чужие государственные и правовые институты. Ничего, кроме смеха и позора, из этого не выходит. И не выйдет: из двух старых "Москвичей" не собрать даже одного старого "Мерседеса". Но нам действительно есть чему поучиться у американцев: трудолюбию, упорству в достижении поставленных целей. Искреннему патриотизму, святому отношению к национальной безопасности своей страны. Цивилизованной привычке сообразовывать свою жизнь с законом. А самое главное - умению, делая шаг вперед, брать с собой и сохранять все наиболее ценное.

На прощальном приеме в российском посольстве молодой американец высказал мне такую мысль: в России есть все для успешного развития - ресурсы, люди, интеллект. Ваша реформа, в конце концов, станет на нужные рельсы и принесет свои плоды. И лет через пятьдесят Россия вполне может стать самой великой державой в мире. Даже по этой причине с Россией стоит дружить.

Я тоже надеюсь на это. При всей сложности переживаемого сейчас момента, мне кажется, что Россия стоит на пороге очень важного поворота: этапа духовной и идейной консолидации, предваряющей, сопровождающей и обеспечивающей процесс национального возрождения. Эта консолидация произойдет не на основе догматической идеологии как "правого", так и "левого" толка - Россия отравлена "измами" и, как мне кажется, надолго потеряла к ним восприимчивость - а на основе стремления к нормальной человеческой жизни. Победят та партия и тот лидер, которые выразят эти ценности и идеалы наиболее полно и понятно для народа. Должны победить!

14 апреля 1995 г.
http://new.hse.ru/sites/tp/isakov
Рейтинг всех персональных страниц

Избранные публикации

Как стать нашим автором?
Прислать нам свою биографию или статью

Присылайте нам любой материал и, если он не содержит сведений запрещенных к публикации
в СМИ законом и соответствует политике нашего портала, он будет опубликован